127006, г. Москва, ул. Малая Дмитровка, дом 25, строение 1, этаж 3
заказать звонок
Медиацентр

Пандемия коронавируса - это форс-мажор?

Новости и кейсы
31 января 2020 года в России впервые выявили зараженных новым коронавирусом 2019-nCoV. В связи с густонаселённостью Москвы, именно этот город пострадал одним из первых, быстро обойдя другие города по числу зараженных.

В связи с этим, 05 марта 2020 года Мэром Москвы подписан Указ
№ 12-УМ «О введении режима повышенной готовности», суть которого свелась к необходимости гражданам, вернувшимся из-за границы, сообщать о своем возвращении в Российскую Федерацию, месте, датах пребывания на указанных территориях, контактную информацию. Также был установлен ряд рекомендаций для работодателей.
10 апреля 2020 года в данный Указ внесены изменения, согласно которым до 01 мая 2020 года на территории г. Москвы запрещено проведение спортивных, зрелищных, публичных и иных массовых мероприятиях.

Последующими указами меры ужесточены: в г. Москве приостановлено проведение досуговых, развлекательных, зрелищных, культурных, физкультурных, спортивных, выставочных, просветительских, рекламных и иных подобных мероприятий с очным присутствием граждан, а также оказание соответствующих услуг. Также приостановлена работа ресторанов, кафе, столовых, буфетов и подобных заведений.
Это далеко не весь перечень ограничений, введенных на сегодняшний день в г. Москве. Более того, всё больше мер для ограничения распространения вируса применяются и в других субъектах Российской Федерации.

В результате данных мер, столь необходимых в период борьбы с распространением опасного коронавируса 2019-nCoV, произошли неблагоприятные изменения в российской экономике: закрываются, либо приостанавливают свою деятельность предприятия, отменяются мероприятия, сокращаются рабочие места. Экономика несет беспрецедентные потери.

В связи с этим, всё чаще возникает закономерный вопрос, является ли пандемия коронавируса 2019-nCoV – обстоятельством, освобождающим стороны от исполнения договорных обязательств?

Статья 401 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает основания ответственности за нарушение обязательства и говорит, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Так является ли пандемия коронавируса 2019-nCoV – обстоятельством чрезвычайным и непредотвратимым в контексте, придаваемом статьей 401 ГК РФ? Полагаем, что да.
При этом неважно, предусмотрены ли в договоре отдельно такие основания освобождения от ответственности, как обстоятельства непреодолимой силы.
В любом случае, при наличии спора контрагент должен доказать, что пандемия коронавируса 2019-nCoV привела к невозможности осуществить обязательство или осуществить обязательство надлежащим образом. Освобождение от ответственности в данном случае не осуществляется безусловно.

Например, по договору поставки поставщик обязался передать в обусловленный срок закупаемые им за границей товары покупателю. Договор заключен, установлен график поставок, обязательства исполняются, но, когда дело доходит до очередной поставки, границы единственной страны, производящей необходимый товар, оказываются закрыты в связи с распространением коронавируса 2019-nCoV. В результате поставщик нарушает условия договора поставки.

Но есть ли тут основание для применения в отношении него штрафных санкций? Полагаем, что нет, так как отсутствует важнейшее основание для привлечения поставщика к ответственности – отсутствует его вина в нарушении графика поставок.
С другой стороны, поставщик поставил товар покупателю, но тот не исполняет свое обязательство по оплате поставленного товара, в связи со снижением доходов из-за пандемии того же коронавируса 2019-nCoV. В таком случае причинно-следственная связь не так очевидна, и доказательством невозможности выполнить обязательство будут лишь косвенные доказательства. В такой ситуации, большую роль играет суд, в каждом конкретном случае разбирая наличие или отсутствие обстоятельств непреодолимой силы.
Сегодня возникли случаи неисполнения обязательств и у сторон по договору подряда, особенно, когда подрядчик, который обязался выполнить определенную работу и сдать ее результат заказчику, привлекал к работе, преимущественно, иностранных граждан.

В таком случае, важным обстоятельством, подлежащим доказыванию, является установление факта надлежащего выполнения условий договора до возникновения обстоятельства непреодолимой силы.

В качестве доказательства снижения рабочих мощностей подрядчик вправе ходатайствовать перед судом о направлении судебного запроса о предоставлении сведений из миграционных карт иностранных работников, подтверждающих их выбытие за пределы Российской Федерации.

Проведение досуговых, развлекательных, зрелищных, культурных, физкультурных, спортивных, выставочных, просветительских, рекламных и иных подобных мероприятий, как правило, регулируются посредством заключения договоров оказания услуг.

По данному виду договоров доказывание представляется нам более легким.
Так, очевидно, что организаторы выставок в период с принятия указа Мэра Москвы до окончания действия ограничительных мер вынуждены были отказаться от услуг, например, музыкального сопровождения выставки, поставок для выставки, перевозки грузов, не по собственной инициативе, а в силу непреодолимого обстоятельства. В таком случае, организатор выставки освобождается от несения ответственности перед контрагентами, для чего ему достаточно сослаться на указы мэра.

Однако надо учитывать, что если лицо предполагало или должно было предполагать, что проведение публичного мероприятия будет невозможно, в связи с возрастающими ограничениями из-за пандемии, но требовало от контрагентов оказания услуг, то можно говорить о его недобросовестном поведении и праве контрагентов требовать взыскания произведенных расходов.

Из всего вышесказанного логично следует вывод, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, в данном конкретном случае — пандемии коронавируса.

При этом всегда учитывается профессиональная осмотрительность, предосторожность и добросовестность лица, а также, что оно не в состоянии исполнить обязательство не по своей вине.

Анализ вышеуказанных оснований для освобождения от ответственности контрагента позволяет сделать вывод о случаях, когда он от ответственности не освобождается:
Так, если обязательства не исполнялись им надлежащим образом и в период до возникновения ситуации с пандемией коронавируса 2019-nCoV. Полагаем, что поставщик, неоднократно нарушавший сроки и условия поставок до 2020 года, может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности, и говорить в его случае о вынужденном невыполнении обязательств по договору поставки можно только на период принятия ограничительных мер в Российской Федерации, в связи с пандемией;
Если контрагент не докажет прямую причинно-следственную связь между неисполнением обязательства и пандемией коронавируса 2019-nCoV, если она не очевидна, как в приведенном выше случае организатора выставки;

Если на контрагенте была обязанность по оплате услуг либо товара, но он уклоняется от оплаты, ссылаясь на пандемию коронавируса 2019-nCoV, при этом имея денежные средства на счетах, однако не в тех объемах, что ранее.

Очевидно, что приведенный перечень имеет лишь примерный характер и в последующем юридическая практика внесет в него свои коррективы, однако каждый случай неисполнения обязательств должен исследоваться индивидуально с учетом всех условий договора и требований законодательства.